А.А.Илиопуло выступил на радио Финам.fm

Назад
Другие новости
27.07.2022
Тренды рынка недвижимости: секреты успеха от лучших девелоперов страны
15.07.2022
Девелоперы проведут распродажу недвижимости с ценами двухлетней давности
06.07.2022
Архитектура новостроек: мнение специалистов

Андрей Андреевич Илиопуло, президент Корпорации «Эконика», побывал сегодня в гостях авторской передачи «Они сделали это!», выходящей по будням на бизнес-радио Финам.fm.

Программа «Они сделали это!» - откровенный разговор с теми, кто умеет добиваться своего, принимать нестандартные решения и нести за них личную ответственность. Среди гостей передачи - руководители известных российских и иностранных компаний.
В прямом эфире ведущей программы Елене Лихачевой удалось обсудить с главой «Эконики» вопросы бизнеса, а также поговорить на личные темы: о ценностях, предпочтениях и греческих корнях президента холдинга.

Послушать выступление А.А.Илиопуло вы можете на сайте радио Финам.fm.

Лихачева: 9.07 в столице. Доброе утро, вы слушаете "Финам FM". Меня зовут Елена Лихачева, здравствуйте. "Мы с партнерами, – говорит наш сегодняшний гость, – с удовольствием развиваем наши бизнесы, стараемся сделать их уникальными, а я всего лишь универсальный предприниматель. При этом я обычный человек, которому, как и всем, трудно достичь выдающихся результатов в одно касание". Мне кажется, наш сегодняшний гость несколько скромничает: пусть даже не в одно касание, но большинство его бизнесов, во всяком случае, те бизнесы, которые объединены под названием "Эконика", более чем успешны. У нас сегодня в гостях глава корпорации "Эконика". Андрей, доброе утро.
Илиопуло: Добрый день, Елена.

Лихачева: Скорее все-таки, доброе утро. Сначала рубрика "Статус".

СТАТУС: Андрей Илиопуло, президент и сооснователь корпорации "Эконика". 43 года.
КАК ЭТО ДЕЛАЛОСЬ: В 89-м году вместе со своими друзьями в стенах Государственного университета управления имени Орджоникидзе основал холдинг "Эконика", организовав бизнес-школу делового английского языка и центр по обучению иностранных студентов русскому языку. В 90-м появилась сеть обувных магазинов "Эконика". Вскоре были основаны еще два бизнес-направления корпорации: торговля промышленным оборудованием и инвестиции в недвижимость. В 2005 году награжден медалью ордена "За заслуги перед отечеством" II степени за достигнутые трудовые успехи и многолетнюю добросовестную работу. Женат. Воспитывает троих детей. Среди увлечений называет футбол со своими детьми, познавательные путешествия, воспитание собаки.

Лихачева: Доброе утро, Андрей.
Илиопуло: Доброе утро еще раз.

Лихачева: Спасибо, что пришли к нам сегодня. Как сегодня обстоят дела в вашей корпорации? Вы мне как обычный предприниматель (мы, кстати, потом с вами поговорим, что, по вашему мнению, означает быть просто обычным, хоть и универсальным предпринимателем), но сейчас, как обычный предприниматель, расскажите, как в вашей обычной совершенно корпорации "Эконика" обстоят дела на данный момент?
Илиопуло: На данный момент, можно сказать, достаточно неплохо, потому что тот опыт, который мы получили в очередном кризисе, позволил нам осмыслить, переосмыслить наш прошлый бизнес-опыт. И с этой точки зрения появились новые мысли, которые мы сейчас активно пытаемся развивать.

Лихачева: Можете какие-нибудь из них озвучить? Ну, какие-нибудь, может быть, есть не совсем секретные?
Илиопуло: Да, я думаю, что есть. То есть, на самом деле, те выводы, которые мы сделали – это, прежде всего, о том, что нацеленность на органический рост, постепенный, поступательный, с заботой о клиенте, не торопясь слишком быстро – она дает свой результат. Те ценности, которые мы, со своей стороны, приняли – это постоянное развитие, совершенствование, клиентоориентированность – это на самом деле показало свою устойчивость во время кризиса.

Лихачева: То есть вы хотите сказать, что такие ценности вы не слишком исповедовали до кризиса, а в кризис вдруг: ох, на́ тебе, надо бы клиентоориентированность все-таки исповедовать, нет?
Илиопуло: Нет, на самом деле, мы, конечно, занимались и думали об этом и до кризиса, но кризис просто явно подчеркнул – это был такой момент истины – то, как нужно делать бизнес, и то, как его не нужно делать.

Лихачева: А вы для себя какие-нибудь открытия, помимо этого, сделали еще во время именно этого очередного кризиса? То есть, как-то до сих пор у меня язык не поворачивается его назвать "какой-то там в череде кризисов многочисленных еще один, очередной кризис" – все-таки достаточно серьезный был кризис. Так вот, хочу спросить: какие-нибудь открытия вами лично были сделаны?
Илиопуло: Для меня лично открытие было (может быть, это не открытие, а еще один вывод), что кризисы неизбежны. Это первое…

Лихачева: От кризиса до кризиса просто, да?
Илиопуло: И второе, что кризис может быть очень фундаментальным и значительно более критичным, чем тот, который даже был сейчас.

Лихачева: А вы его пережили достаточно простенько?
Илиопуло: Нет, мы переживали его достаточно тяжело, тем более, одна из наших компаний работает в области недвижимости, в области девелопмента, и год назад это был просто шок, потому что рынок встал, просто остановился, и люди не знали, что делать. И здесь, может быть, более взвешенная политика, отсутствие перекредитования позволила нам тяжело, но не драматично его пережить.

Лихачева: То есть, вы не закрыли это направление, не всех уволили, то есть как-то там сейчас все теплится?
Илиопуло: Ни в коем случае. Не то, что теплится, а сейчас активно развивается, и родились определенные мысли комплексного развития территории, основанного в том числе на основании среды обитания.

Лихачева: Это что значит, поясните.
Илиопуло: Это значит, что не просто строить и продавать квартиры, а попытаться создавать какую-то качественную среду обитания, где не обеспечивать, а именно создавать условия для физического и духовного развития личности. Это может звучать очень высоко, более детально мы будем говорить об этом летом, потому что компания как раз к этому времени хочет выйти. Но, например, если небольшую деталь рассказать, то как раз к июню – к июлю мы собираемся создавать в Строгино уникальный ледовый дворец, где, в том числе, будет заниматься школа высшего олимпийского мастерства Ирины Анатольевны Чайковской, через который могут проходить тысячи детей, подростков и взрослых как раз этого района, Строгино.

Лихачева: То есть собираетесь строить не столько квартиры, сколько еще и…
Илиопуло: Инфраструктуру.

Лихачева: Просто саму инфраструктуру полезную.
Илиопуло: Где-то, может быть, возрождая какие-то традиции, которые в том числе обеспечивали общение хотя бы между людьми, потому что сейчас вы знаете, что соседи не знают даже друг друга на одной лестничной площадке. Хотя даже в советское время были дворы, где мы все выросли, и с удовольствием о них вспоминаем.

Лихачева: Андрей, это ваша личная потребность, по-честному, или все-таки вы в какой-то момент понимаете, что для того, чтобы успешно делать бизнес, надо как-то быть социально открытым, социально полезным, взаимодействовать с государственными структурами и всячески быть лояльным, чтобы спокойно вести все остальные свои бизнесы?
Илиопуло: Это прагматическая сторона – может быть, она тоже присутствует. Но, если немножко посмотреть историю, то, когда мы занимались стратегическим планированием где-то пять-семь лет назад, то мы взяли за основу западную модель основы бизнеса и определили, что наша главная цель в две тысячи каком-то году должна быть несколько миллиардов долларов стоимость. И успешно начали пытаться ее реализовывать. Но через два-три года поняли, что, в принципе, это не дает вдохновения ни акционерам, ни топ-менеджерам, ни тем более сотрудникам – что через 10-20 лет у нашего акционера состояние вырастет в 100 раз, например. Хотя на самом деле это звучит вроде бы интересно…

Лихачева: Ну, по-моему, вдохновляющее вполне звучит.
Илиопуло: Может быть, для акционера в большей степени, но в меньшей степени для сотрудника. Ну, и постепенно начали думать об этом. То есть, что же нас не устраивает, что может мотивировать и вдохновлять? И подошли к каким-то общечеловеческим ценностям. То, что человек и предприниматель все равно чувствует себя значительно более гармонично, когда делает что-то полезное – в своем дворе, в своей семье, в своей компании. Компания – это тоже организм, который каким-то образом влияет на внешний мир. Поэтому если компания занимается созидательным бизнесом и это приносит пользу окружающим, то, соответственно, и обратная связь для компании, для ее сотрудников, в том числе для акционеров, тоже положительная.

Лихачева: А как вам такая модель: например, люди торгуют алкоголем или сигаретами, но при этом они тоже держат в голове, что заработанные этим миллионы они могут перекинуть в какую-то другую область, на эти деньги построить детский дом, и так далее. И у них в голове это все уживается совершенно спокойненько: ну, что же, здесь мы бизнес делаем, здесь мы зарабатываем, а потом эти деньги на благое дело. И все хорошо у них, по крайней мере, внешне, с совестью. Ну, с другой стороны, кто тут…
Илиопуло: Да, все правильно, вы в точку прямо задали этот вопрос, потому что это вопрос выбора. И в данном случае я никоим образом не хочу осуждать тех предпринимателей, которые занимаются алкоголем, табаком, игорным бизнесом, то есть, теми законными видами предпринимательства, полезность которых, может быть, вызывает…

Лихачева: Может быть оспорена.
Илиопуло: Да, да, какие-то дискуссии.

Лихачева: Хотя кто-то, конечно, этим должен в любом случае заниматься, потому что… К сожалению.
Илиопуло: Да, наверное, да. Но это вопрос выбора. На мой взгляд, это тоже осмысление, конечно. Если бы вы задали мне этот вопрос 10 лет назад, то я бы ответил на него по-другому. Но сейчас уже рождаются какие-то мысли – кризисы, кстати, помогают в этом…

Лихачева: Личные тоже, да?
Илиопуло: Да, на которые сам задаешь себе вопрос: а как правильно? И можно сказать, что три основных вопроса, три основных выбора, три основных развилки, которые задает себе, мне кажется, каждый предприниматель. Первый вопрос – это "что?", то есть чем заниматься. И тут каждый волен выбирать, и грань полезности, созидания или несозидания определяет этот выбор. Второй этап – это как этим заниматься. То есть, или думая только о сиюминутной выгоде, или выстраивая долгосрочные отношения, думая о сотрудниках, которые работают с тобой, или думая о том, что отношения строятся только "Я стою столько-то, поэтому я тебе плачу столько-то", или это долговременные, долгосрочные партнерские отношения. Это тоже следующая развилка. И последняя развилка – это, наверное, то, как ты распоряжаешься тем заработанным имуществом, которое тебе предоставляется в конечном итоге, если ты успешно ведешь этот бизнес. Это тоже идея сверхпотребления или идея, может быть, служения. Тоже развилка, которая может сочетаться где-то, а может очень сильно расходиться.

Лихачева: Андрей, правильно я понимаю, что это определенный этап и, может быть, это даже вопрос определенного возраста в жизни предпринимателя? Потому что у меня такое ощущение, что, в принципе, поначалу хороший предприниматель все-таки должен думать не только о вдохновении, сколько о деньгах, как это ни прискорбно звучит, как это невдохновляюще звучит. С какого-то момента деньги, вероятнее всего, перестают иметь первоначальное значение, и вот тогда, когда у тебя за плечами и на счету в банке достаточное количество денег – вот только тогда, на этом только этапе ты начинаешь думать о чем-то более высоком.
Илиопуло: Возвышенном.

Лихачева: Да, хотя не хотела бы определять…
Илиопуло: Здесь я хотел бы поправить, что деньги в предпринимательстве – всегда очень важный фактор.

Лихачева: Ну, конечно.
Илиопуло: Один из самых важных, то есть никоим образом ни на каком этапе предпринимательства об этом не надо забывать. Просто он не должен превращаться в единственный. Когда он превращается в единственный… Кстати, я во время кризиса с большим удивлением и в то же время впечатлением слушал госпожу Меркель или Саркози, которые проповедовали модель достаточно агрессивного капитализма, агрессивного роста. Скорее всего, они говорили совершенно о другом. Они говорили: нам нужен нравственный капитализм, что капитализм, который ориентирован…

Лихачева: У них несколько другие причины просто на это были.
Илиопуло: Тем не менее, они пришли к тому же самому. Они говорили о том, что капитализм, который ориентирован только на материальные ценности, саморазрушается, и мне кажется, что этот кризис – и большое спасибо ему за это: в каждом кризисе есть и плюсы – он, на самом деле, раскрыл это. Сейчас очень важно не забыть, потому что когда сейчас опять станет все хорошо, эти новые идеи опять забудутся.

Лихачева: Я вам даю руку на отсечение, что буквально через три-четыре года все эти идеи, действительно, подзабудутся. Ну, может быть, самые умные, самые прагматичные люди их и не забудут, они будут все-таки иметь в виду, что еще 10-12 лет, и будет следующий кризис.
Илиопуло: Нет, здесь я с вами не совсем согласен. Я думаю, что именно в России эти идеи, независимо от того, насколько хорошо будет развиваться экономика в целом, будут все больше и больше развиваться, потому что они уходят корнями в традиции российского предпринимательства. Если взять, например, слова известного нам Третьякова – мецената, предпринимателя, галерею которого мы все знаем – он говорил о том, что "Меня с юности беспокоила мысль о том, что когда я достаю прибыль из общества, я всегда должен помнить о том, что я должен ее вернуть какими-то полезными учреждениями для него же, то есть для общества". Вот эта идея… И это не единственный пример. Можно говорить о Савве Морозове, можно говорить о Мамонтове – это предприниматели, которые были воспитаны на этой идее, и, кстати, были очень успешными предпринимателями. Поэтому я думаю, что неизбежно, что в России этот класс обязательно вернется – он уже возвращается, просто…

Лихачева: Вы думаете, этот период первоначального, звериного, накопления капитала мы уже прошли, и сейчас мы будем двигаться в том самом направлении, о котором вы сейчас говорите?
Илиопуло: Да, я думаю, уже двигаемся, я знаю…

Лихачева: Это, в принципе, нам присуще.
Илиопуло: Да, я уже знаю многих предпринимателей, которые где-то осознанно, где-то неосознанно, но для свой собственной в том числе гармонии они просто тянутся к этому, потому что по-другому они чувствуют, что им становится просто неинтересно.

Лихачева: А вы не могли бы мне ответить… Сейчас мы на минуточку одну прервемся, после этого ответьте мне, пожалуйста. Я тоже знаю, в приватных разговорах с самими предпринимателями, с их помощниками, и так далее, я знаю, что такое движение есть, и действительно, может быть, сами для себя предприниматели делают очень многое для того, чтобы помочь детям, пенсионерам, старикам, какие-то учреждения строят, и так далее. Но они почему-то так мало об этом говорят, что в целом люди в России по-прежнему уверены, что бизнесмен – это такая крыса подлая, которая только на свои миллионы и нацелена. Давайте буквально через одну минуту вы свою версию по этому поводу выскажите.
Илиопуло: Хорошо.

Лихачева: Я еще раз представлю нашего сегодняшнего гостя. Президент и сооснователь корпорации вам всем известной, корпорации "Эконика" Андрей Илиопуло… Илиопуло.
Илиопуло: Илиопуло.

Лихачева: Илиопуло, конечно, это греческая фамилия. Мы с вами… Как? Еще раз скажите.
Илиопуло: Илио – солнце, пуло – птенец.
Лихачева: О ваших греческих корнях мы еще обязательно сегодня поговорим. Через минуту вернемся в студию "Финам FM".

Лихачева: И снова доброе утро. У нас сегодня в гостях Андрей Илиопуло, человек, который со своими партнерами много лет назад основал корпорацию "Эконика", сейчас является ее президентом. Андрей, еще раз доброе утро.
Илиопуло: Доброе утро.

Лихачева: Мы с вами остановились на том, что, по вашему мнению, первоначальный этап накопления капитала у нас в стране закончен. Я задала вам вопрос: почему наши российские предприниматели, действительно часто делая хорошие, добрые дела (не побоюсь такого пафосного высказывания), об этом как-то не то, что мало говорят, а практически вообще не говорят, тем самым никоим образом не улучшая имидж российского бизнесмена даже в глазах самих россиян, не говоря уже об иностранцах? Как вы думаете, почему? Что, трудно об этом рассказывать? Можно ведь поручить пресс-службам об этом красиво рассказать.
Илиопуло: Дело в том, что это как раз тоже уходит корнями, является определенной традицией. Наверное, правильной традицией, потому что если человек делает это от души, то это становится чем-то его сокровенным, и хвастаться этим, выносить наружу – это терять эту искренность и сокровенность. Поэтому, с этой точки зрения, идеи публикации социальных отчетов – они, в принципе, важны и очень практикуются на Западе, но там они начинают приобретать за счет этого какую-то чересчур прагматическую форму, в том числе и за счет которой теряется, может быть, та частица русской души, которая выделяется предпринимателем для того, чтобы сделать что-то доброе и высокое.

Лихачева: То есть, вы считаете, что это нормально, это отвечает потребностям русской души, традициям ее? Ну, хорошо, пусть так.
Илиопуло: Нет, я считаю, что об этом надо рассказывать. Но, может быть, рассказывать об этом должны не сами предприниматели. Конечно, нужны современные герои-предприниматели, которые действительно искренне делают какие-то очень важные положительные вещи. Но, может быть, рассказывать надо не им и не о том, как они это делают. А просто надо рассказывать о результатах этой деятельности. Вам, наверное, журналистам, прежде всего.

Лихачева: Мы стараемся, мы для этого специально и сделали эту программу – для того, чтобы показывать, в том числе и людям, которым сейчас лет двадцать-двадцать пять, чтобы они потом в анкетах не писали, что "мы хотим работать только в государственной корпорации на какой-нибудь позиции топ-менеджера" – вы же тоже знаете вот эти…
Илиопуло: Да, мы в "Опоре" же делали эти исследования.

Лихачева: Да, ну это же ужас!
Илиопуло: Ужас, ужас.

Лихачева: Почему они не хотят идти – потому что нет положительного героя в этой области.
Илиопуло: Нет положительного образа.

Лихачева: А на самом деле – я веду программу уже второй год, и я даже сама не ожидала, насколько много порядочных, интересных, действительно полезных людей в этой области. То есть, я всегда знала, что у нас в России все не так плохо, но что до такой степени все не так плохо, даже я не предполагала.
Илиопуло: Ну, вы посмотрите, за счет чего живет страна? За счет кого она живет?

Лихачева: Вот, кстати, да. Уж не за счет, конечно, работы государства, скорее вопреки.
Илиопуло: Да, то есть все равно это активность предпринимателей. Получается, хочешь – не хочешь, но это самый активный класс, на который всегда все делали ставку для того, чтобы сделать какой-то прорыв и повернуть страну в том или ином направлении. Это единственный шанс. Это не говорит о том, что предприниматели самые хорошие, просто бог дал всем разные таланты: кому-то художника, кому-то поэта, кому-то ученого, кому-то предпринимателя. Вот задача предпринимателя, поучается, объединять все возможности для реализации каких-то реальных проектов, и при этом помогать тем социальным сферам, которые тоже достойны этого.

Лихачева: Вот это и есть ваше определение универсального предпринимателя, насколько я понимаю?
Илиопуло: Наверное, да, хотя так, пока еще…

Лихачева: Что-нибудь еще добавили бы сюда? Универсальный предприниматель, как вы сами себя называете, что это означает?
Илиопуло: Универсальный предприниматель – имеется в виду, наверное, тот, который может делать бизнес в любой сфере. Он не связан с какой-то отраслью. Может быть, в нашем случае, мы все же делаем ставку на созидательные бизнесы, они нам интересны. Причем не важно, какого масштаба это может быть. Это может быть даже небольшая пекарня или, например, нас сейчас очень интересуют проекты агротуризма, которые тоже, кстати, восстанавливают российские традиции где-то в деревнях.

Лихачева: Что это за агротуризм? Ездить в деревни или что?
Илиопуло: Нет. Например, мы изучали опыт… Кстати область, которая наиболее развита сейчас в России – это Белгородская область, где очень много таких предприятий агротуризма. Это когда любой человек из Москвы, или из другого города, или из другой страны может приехать и погрузиться в жизнь российской деревни.

Лихачева: Показать ребенку, что булки растут не на елках.
Илиопуло: Да, точно.

Лихачева: Откуда берется молоко – вот такие?
Илиопуло: Совершенно правильно. Вот это очень развивается, кстати, развивается тоже в Европе – допустим, в Италии, Испании, Греции, в Дании очень много. В Дании, например, слышал, что около 40% населения отдыхают в таких вот сельских деревнях, у них там даже разбито по классам определенным.

Лихачева: Отличная идея.
Илиопуло: Это, на мой взгляд, идея не только развлечения – это идея возрождения русской деревни.

Лихачева: На самом деле, мне кажется, огромное количество москвичей на выходные с удовольствием в какую-то близлежащую область…
Илиопуло: Они уже ездят. Я вот расскажу даже интересно про такого итальянского предпринимателя, который 8 лет назад приехал в Тверскую область и начал производить моцареллу. У него очень хорошо это получалось, но, как всегда, проблемы были со сбытом. То есть он ездил в Москву, не мог проникнуть в наши доблестные сети, и в итоге он уже хотел закрывать свое дело, а потом вдруг ему пришла мысль, и он заключил несколько десятков договоров с туристическими компаниями. И сейчас летом к нему приезжает две-три тысячи человек. Он сделал маленький мини-зоопарк для детей, производит ту же самую моцареллу и не только, открыл маленький итальянский ресторанчик, и не пробьешься. Сейчас он строит в два раза больше уже итальянский ресторан и думает о гостинице. Вот пример итальянского предпринимателя, который в российской глубинке сделал… Я уж не говорю о том, что это коровы, рабочие места, деревня, которая оживает вокруг него, и так далее. Таких примеров, я думаю, в России будет скоро сотни, а потом тысячи.

Лихачева: Здорово. Это одно направление, которое ваша корпорация сейчас развивает? Вы сказали, что "нас интересуют эти проекты".
Илиопуло: Да, нас интересуют, пока мы не развиваем это направление, но мы активно изучаем этот опыт в разных городах нашей страны, и, может быть, это будет не масштабный бизнес, то есть это, может быть, одна небольшая деревенька, где будут развиваться, например, элитные породы…

Лихачева: Кого, кстати? Интересно, элитные породы кого?
Илиопуло: Говядины.

Лихачева: Понятно. Наш продюсер Анна Коренева аж прямо замерла. Она просто вегетарианец, убежденный вегетарианец: "Как! Какая жестокость". Хорошо. Давайте мы прервемся на три минуты буквально, сейчас время кратких новостей у нас на "Финам FM". После этого давайте поговорим про все остальные ваши бизнесы, раз уж мы коснулись этой темы, потому что очень интересно, что происходит с "Эконикой-Техно". Я так понимаю, там тоже не совсем хорошо обстояли дела в кризис. Поговорим, что происходит сейчас с вашим, наверное, все-таки до сих пор главным направлением – то есть, обувь, обувные магазины, сеть обувных магазинов. Мне бы хотелось еще, кстати, поговорить о том, что вы делаете в Институте управления, который вы сами закончили, тот самый бизнес-инкубатор. Вы сами говорили о том, что молодые нуждаются в положительном герое. Я так понимаю, что вы, помимо того, что формируете тот самый образ положительного героя-бизнесмена, еще и сами делитесь опытом с конкретными студентами конкретного университета и чему-то там их учите. Об этом бизнес-инкубаторе мы тоже обязательно поговорим.
Илиопуло: Ну, по поводу того, что я формирую образ положительного героя – очень нескромно звучит. То есть, на самом деле, конечно…

Лихачева: Вы не волнуйтесь. Хорошо, мы во второй части программы немножко скорректируем его. Посмотрим, как пойдет. Андрей Илиопуло… Да что ж такое-то у меня!
Илиопуло: Совершенно правильно.
Лихачева: Илиопуло, президент и сооснователь корпорации "Эконика" у нас сегодня в программе "Они сделали это!" Через три минуты мы вернемся.

Лихачева: 9.33 в столице. Еще раз доброе утро. Сегодня в программе "Они сделали это!" Андрей Илиопуло, президент, руководитель и сооснователь корпорации "Эконика", вам наверняка небезызвестной. Еще раз доброе утро, Андрей.
Илиопуло: Доброе утро.

Лихачева: В основном нашим слушателям, конечно, известна "Эконика" как сеть обувных магазинов. Но так, просто для справки: вы занимаетесь еще двумя направлениями серьезно – это недвижимость, о которой мы с вами уже говорили, "Эконика-Техно" – вот там, кстати, сейчас как обстоят дела? Вы торгуете промышленным оборудованием, да? Какое оборудование?
Илиопуло: Промышленное оборудование, определенный сегмент: это сварочные аппараты, это компрессоры, это мотопомпы, и так далее. Основной рынок сбыта – это строительный комплекс и машиностроительный комплекс, который, к сожалению, сейчас находится, особенно в период кризиса, в очень непростом состоянии. Это, конечно, сказывается на бизнесе нашей компании. Но, с другой стороны, несмотря на то, что уровень и масштаб бизнеса несколько скорректировался, сейчас есть…

Лихачева: На сколько процентов?
Илиопуло: Где-то процентов на сорок.

Лихачева: Упал, да?
Илиопуло: Да, достаточно серьезно, конечно. Пришлось определенные оптимизационные мероприятия проводить, но, с другой стороны, открылись определенные зоны, которым, получается, мы уделяем недостаточно внимания. В частности, сейчас очень активно занимаемся вопросами ассортиментного планирования, то есть поиска именно тех технологий, которые наиболее востребованы сегодня на российском рынке. И сейчас очень важно почувствовать этот тренд, потому что он немножко другой, чем тот, который был до кризиса, и его с лихвой удовлетворить. То есть мы меняем модель продаж, оставляем и развиваем филиальную сеть, особенно в тех промышленных центрах, где чувствуется наибольший спрос. То есть, идут такие серьезные, активные мероприятия, которые должны вывести компанию и приготовить ее к, надеюсь, будущему росту нашей промышленности.

Лихачева: Вы, когда говорите, что тренд сейчас другой, он поменялся – а в каком смысле он поменялся? Какой он такой другой?
Илиопуло: Одно из таких направлений – то, что в кризис особенно компании не занимались серьезным перевооружением, серьезным техоснащением. Если раньше они покупали какое-то оборудование, то сейчас они стараются брать его в аренду или в лизинг. Если раньше они делали какие-то крупные инвестиции, крупные капиталовложения, то сейчас они в большей степени занимаются закупками, например, запчастей к этому оборудованию, занимаются ремонтом. То есть, такое ощущение (так оно и происходит), они как бы переживают этот кризис, потому что говорить о реальном техническом перевооружении промышленности – сейчас у них на это просто нет своих средств, к сожалению. К этому пока не располагает и экономическое стимулирование государственное, и банки тоже – мы знаем, что происходило в кризис – очень осторожно относились к кредитованию.

Лихачева: Так, аренда, лизинг, запчасти…
Илиопуло: Аренда, лизинг, запчасти.

Лихачева: Это те самые…
Илиопуло: И менее дорогостоящее оборудование, которое, может быть, менее качественное, но менее дорогостоящее.

Лихачева: А как вообще взаимодействуют три этих направления у вас: обувь, недвижимость и торговля промышленным оборудованием? Все-таки в одной компании это просто отдельные люди этим занимаются, и никаких проблем, или как-то они между собой…
Илиопуло: На самом деле, структура управления построена следующим образом, что функции оперативного управления все переданы в бизнес-единицы – там есть свои генеральные директора, свои топ-менеджеры, которые, в принципе, самодостаточно занимаются этими бизнесами. С точки зрения того, что мы строим стратегический холдинг, мы имеем управляющую компанию сверху над этими бизнесами, которая занимается вопросами стратегического управления. Поэтому вся синергия этих бизнесов – она заключается и ее использует управляющая компания. То есть, например, когда одна из компаний идет брать кредит в банке, то мы можем предоставить консолидированный баланс. Банки это очень любят, и тем самым и увеличивается возможность кредитования, и уменьшаются ставки кредитования. Это как один из примеров.

Лихачева: А то, что у вас пять совладельцев бизнеса, вы – один из пяти, и, причем, с самого начала, я так понимаю?
Илиопуло: Примерно с самого начала, можно сказать, да.

Лихачева: Сначала было трое, по-моему, да? Потом еще… Ну, в общем, не важно.
Илиопуло: Сейчас, после двадцати лет, уже грани одного года стираются.

Лихачева: Это довольно сложно, когда у компании пять совладельцев, по вашему мнению? Или это обычная ситуация?
Илиопуло: Да нет, я думаю, это от количества не зависит. Иногда между двумя совладельцами возникают такие скандалы корпоративные конфликты, что это трясет всю компанию. Очень интересно, что все эти пять партнеров – они все бывшие студенты Государственного университета управления – именно там зарождалась "Эконика", это было, когда мы были студентами четвертого курса. Тогда мы начинали с делового английского языка. Кстати, автор этого курса, которая тогда получила просто прекрасную возможность вырваться из советских оков кафедры английского языка и реализовать свой проект – она сейчас с успехом его продолжает, к сожалению, в одном из университетов Соединенных Штатов Америки. Очень талантливая женщина, Дунаева Дина Гаврииловна. И также интересно было…

Лихачева: Очень известное, кстати, у нас здесь имя, да.
Илиопуло: Да, вполне возможно. Она занимается вопросами кросс-культурного общения. То же самое было с, наоборот, иностранными студентами, которые занимались русским языком. То есть, наша цель была, и, в принципе, это совпало с их интересами – погрузить их полностью в студенческую атмосферу, поэтому мы их селили в общежитие, устраивали им дискотеки, вечера. То есть это было интересно и нашим студентам, и им, они уезжали очень довольные, мы катали их…

Лихачева: Какой это год был?
Илиопуло: Это 90-е годы были. 91-й, 92-й.

Лихачева: Я хотела вам прямо подпортить имидж положительного героя и задать вопрос по поводу первоначального капитала, но, я так понимаю, здесь тоже ничего особенно подпортить нельзя? То есть, достаточно все было прилично, легально, на корпоративном английском заработали первые деньги.
Илиопуло: Ну, более-менее, да. Я, конечно, не уверен, что мы тогда платили все налоги, 20 лет назад.

Лихачева: Тш-ш-ш, никому не говорите об этом.
Илиопуло: Но, наверное, все же платили, просто не помним.

Лихачева: Понятно. А действительно ли в 90-е годы можно было заработать… Первоначальный капитал, вообще, декларируется? Я в одном из ваших интервью услышала, что вы на этом, будучи студентами, за пару лет буквально заработали 250 тысяч долларов.
Илиопуло: Как ни странно, это действительно так произошло. Просто мы занимались тогда… Кстати, сейчас ситуация повторяется. Государство очень сильно развернулось в сторону именно молодежного предпринимательства, и были предоставлены очень хорошие преференции, льготы, то есть это был импульс для предпринимательства в целом, потому что, в принципе, это был первый опыт свободного частного предпринимательства, а еще для молодежи в том числе. Сейчас, кстати, те законы о молодежном предпринимательстве, которые сейчас выходят, они как-то напоминают о том времени несколько. Поэтому сейчас – я уже немножко говорил об этом – мы активно участвуем в развитии бизнес-инкубатора в нашем родном Государственном университете управления. Там прекрасный есть директор, который и нам помогал в свое время – это Масленников Владимир…

Лихачева: Он до сих пор директор?
Илиопуло: Уже сейчас доктор наук, теперь он директор бизнес-инкубатора, который развивает как раз направление молодежного предпринимательства. Кстати, я несколько раз встречался с молодыми студентами – очень уверены в себе, не все, конечно, активные, прагматичные, иногда, может быть, чересчур, целеустремленные…

Лихачева: Что это значит – чересчур? По сравнению с вами 20 лет назад?
Илиопуло: Ну, может быть, потому что мы все равно… То, чего они лишены, к сожалению, были в эти 90-е годы, которые они формировались – это, конечно, определенных ценностей. То есть, мы где-то их растеряли, потому что даже те ценности, которые были в нашей пионерии и комсомолии – если не брать худшую составляющую, то там было много того, что воспитывало гармоничную, достойную, благородную личность, во всяком случае, на это было направлено.

Лихачева: Не знаю, я бы тут с вами поспорила.
Илиопуло: Да? Наверное, да; во всяком случае, попытка была именно такая, что деньги не может быть главным и единственным мерилом. Хотя здесь перегнули, потому что вообще отучили от земли, от частного предпринимательства, и так далее. То в 90-е годы вообще не было такого ценностного вектора – точнее, он был, и в основном это были ценности агрессивного потребительского общества, ущербность которого мы все почувствовали в период кризиса: "Бери от жизни все", "Сегодня или никогда", и так далее. Поэтому…

Лихачева: Дети, детство которых пришлось на 90-е, вы вот это сейчас ощущаете в них немножечко, да?
Илиопуло: Я думаю, что да, я думаю, что это есть, но думаю, что это некритично, это исправимо, но пока это ощущается. Поэтому что им мешает? Им мешает то, что им хочется сделать очень быстро все, получить очень быстро, и когда появляются требования тяжелой, рутинной, поступательной, последовательной работы, то не все из них это выдерживают. Потому что перед ними яркие картинки из гламурных журналов такого вот успеха быстрого, на обложке он выглядит сиюминутно, хотя на самом деле за ним может стоять большой десятилетний, двадцатилетний труд, и вот это пока им мешает. Но я думаю, что как раз такие структуры как бизнес-инкубаторы и практические мастер-классы предпринимателей, которые это прошли…

Лихачева: Вы сами тоже их проводите?
Илиопуло: Пока мы не проводим, но собираемся. Был ряд встреч таких, которые можно назвать мастер-классом, можно назвать просто беседами, в которых я почувствовал, что они очень нуждаются в этом, они нуждаются в людях, которые реально прошли какие-то стадии становления бизнеса. А если возвращаться к этим 250 тысячам долларов, то как-то все произошло, может быть, случайно, но как случайностей, говорят, не бывает…

Лихачева: Случайностей вероятнее всего, не бывает, да.
Илиопуло: Это было время такое, было время таких возможностей, которыми мы воспользовались. Я помню, первый контракт, который мы заключили с итальянскими партнерами, на миллион долларов, мы, будучи еще студентами…

Лихачева: Это уже когда про обувь зашла речь?
Илиопуло: Да, это был один из первых контрактов. Мы приехали с ребятами-партнерами в общагу, мы там жили в этот момент, бросили этот контракт в тумбочку общежитскую, заснули, проснулись, потом вспоминали, где же он лежит.

Лихачева: "А где, кстати, тот контракт-то, помните, вчера что-то на миллион долларов подписали?" Сейчас даже сложно в это поверить. Неужели вот так вот?..
Илиопуло: Ну, было время такое. Наверное, многие вещи, которые мы делали тогда – может быть, у нас сейчас даже смелости бы не хватило их делать. Тогда мы многого не знали, наверное, поэтому были смелые.

Лихачева: Может, оно и к лучшему, что не знали. Вы вообще сильно за последние 20 лет изменились?
Илиопуло: Я лично? Я думаю, что, может быть, не сильно, но изменился. Потому что, наверное, все же понятно, что мудрость приходит только с годами. Надеюсь, что какие-то частички ее уже присутствуют. Может быть, я больше начал ценить вообще отношение к людям, отношения в семье, это для меня стало более важным, чем в 90-е годы. Потому что в 90-е годы, наверное, день и ночь была только работа.

Лихачева: А ваши дети где учатся? У вас же трое, да?
Илиопуло: Да. Старший сын – по стопам, учится уже на втором курсе Государственного университета управления, института маркетинга. Младший – в Московской экономической школе, Гордей. Старший – Алеко. И Эрика учится в Православной гимназии имени Василия Великого.

Лихачева: Интересно. Мальчики, значит, в экономике, а девочки… А девочки в экономику – нет?
Илиопуло: Ну, девочка тоже в экономике: она считает очень быстро, поэтому одно другое не исключает.

Лихачева: А почему именно православная гимназия только для девочки, а мальчики все-таки нет? Это вы как-то просто так, значит, мальчики… Девочки – налево, мальчики – направо.
Илиопуло: Да, это, может быть, тоже степень созревания больше не детей, а родителей.

Лихачева: А, вот что. Понятно, хорошо. Спасибо за исчерпывающий ответ. Буквально на одну минуту мы с вами прервемся. Мне бы еще хотелось поговорить о том, какой вы в повседневной жизни, поговорить о том, как вы воспитываете своих детей, учитывая то, что, я так понимаю, вы собираетесь жить в России, и дети ваши, наверное, будут жить в России, да? И предпринимательство тоже здесь развивать.
Илиопуло: Да, да, конечно.

Лихачева: Точно? У вас нет планов для детей – куда-нибудь их отправить, как у большинства предпринимателей, которые…
Илиопуло: Нет, на самом деле…

Лихачева: Знаете, просто иногда так вот разговариваешь целый эфир с человеком, который рассказывает про ценности компании, потом спрашиваешь: "Ну, и где ваш сын учится?" "В лондонской школе".
Илиопуло: Кстати, я тоже могу сказать, что у меня сын учился три года в лондонской школе, в английской школе, и это очень хороший для него опыт, и, на самом деле, стоял вопрос, то есть это был его выбор. То есть он сам захотел поехать, и сам захотел вернуться, и мы были очень рады, что он предпочел именно Россию. И когда ему сейчас говорят: "А почему бы не там?" – ну, вот его больше тянет сюда, и он свое будущее видит тоже в России, и мы очень этому рады. Но тот опыт, который он получил там, очень полезен для широты кругозора, для понимания таких мировоззренческих установок. Кстати, качество образования достаточно хорошее. С помощью английской школы, в том числе, мы смогли быстрее, наверное, выявить определенные его способности, и поэтому выбор был сделан именно Институт маркетинга, потому что почувствовали, что, может быть, в российской школе пока система образования возрождается и развивается, но вот это умение…

Лихачева: Разглядеть.
Илиопуло: Как можно раньше, да, увидеть наклонности человека – это, конечно, надо отдать должное, заслуги английской школы.

Лихачева: Буквально через одну минуту мы вернемся с Андреем Илиопуло, президентом и сооснователем корпорации "Эконика" в студию "Финам FM".

Лихачева: И снова доброе утро. У нас сегодня в гостях человек, который вместе со своими сокурсниками тогда, в 90-е годы, и до сих пор партнерами основал корпорацию "Эконика", и сейчас является ее президентом. Андрей Илиопуло у нас сегодня в гостях. Вот сюда микрофончик поправьте, пожалуйста. Еще раз доброе утро. Спасибо за то, что… Работает микрофон, все в порядке?
Илиопуло: Раз, раз…

Лихачева: Да. Спасибо еще раз за то, что вы к нам сегодня пришли. Кстати, Андрею можно задать вопросы. Наш сайт www.finam.fm, в окошке "Они сделали это!" можно написать вопрос любой, можно также прислать SMS: 5533, ваши SMS-вопросы должны начинаться на русскую букву "Я". Мы с вами говорили о детях. Меня порадовал тот факт, что ваш старший сын – Алеко?
Илиопуло: Алеко.

Лихачева: Алеко. Тоже греческое имя, как и все три имени у ваших детей греческие. Меня порадовал тот факт, что он все-таки осознанно совершенно вернулся в Россию. Вы вообще как отец какую самую главную функцию видите?
Илиопуло: Самая главная функция – это, конечно, постараться воспитать личность.

Лихачева: Ну, это красивая фраза просто. А как?
Илиопуло: Да, это красивая фраза, а как – это каждый день задаешь себе этот вопрос, и по-разному на него отвечаешь. Понятно, что, конечно, для детей самое главное – это личный пример. Можно рассказывать все, что угодно, как правильно надо себя вести, но один раз ты повел себя неправильно – и дети на всю жизнь это запомнили, ты больше к этому не сможешь вернуться, к убеждению их. Поэтому, конечно, здесь надо прежде всего очень строго относиться к себе, тогда ты имеешь возможность потребовать что-то с детей. Я считаю, что… Что такое личность и какие качества в этой личности должны быть самые главные? Мне кажется, все же одно из самых главных – это уважение и любовь к людям – к ближним и не только. Вот если человек добрый, если человек имеет в себе и воспитывает благородные качества, то все остальное прикладывается в зависимости от его способностей, талантов. А если нет основы, не удалось родителям создать эту основу, то человек может превратиться в суперпрофессионала, но потом осуществлять нелицеприятные поступи даже по отношению к своим родителям.

Лихачева: Мы о ваших родителях поговорим сегодня обязательно, но я сейчас хотела спросить: вы как воспитатель ваших детей допустили уже какие-то непоправимые ошибки? Может быть, что касается старших сыновей?
Илиопуло: Я считаю, что непоправимых ошибок, слава богу, не допустил, но и ошибок было много. И, в том числе, они были связаны с тем, что, наверное, я сам был не готов еще к пониманию, как правильно, потому что личность созревает тоже во времени, и мы были воспитаны на одних идеалах, потом пришли другие или их отсутствие; сейчас есть прекрасная возможность возвращаться к своим корням в том числе, то есть это все такой период становления, поэтому, естественно, дети на себе, наверное, испытывают все это созревание своих родителей, в том числе.

Лихачева: А то, что ваша младшая дочь учится в православной гимназии – вы сказали, что это скорее отражение этапа развития личности родителя. Это означает, что вы поверили в какой-то недавний период времени? То есть, это один из этапов?
Илиопуло: Я думаю, что да. Это тоже долгий путь, и он у всех разный, мы сейчас по нему идем и постигаем то, что раньше нам было неведомо. Поэтому, конечно, для девочки это тем более важно, потому что вокруг мир, к сожалению, с большими опасностями и искушениями, и мне кажется, если удастся с помощью школы в том числе заложить правильные основы в воспитании, как это было раньше в России, то это будет хорошо.

Лихачева: А вы когда своих родителей вспоминаете, вы считаете, они заложили вам эти самые правильные основы? Это что вообще такое – правильные основы?
Илиопуло: Прежде всего, это, наверное, ответ на вопрос "что такое хорошо, что такое плохо?"

Лихачева: Он у вас есть? У меня вот нет.
Илиопуло: На самом деле, мы постоянно ищем его, и здесь, конечно, человеку очень сложно самому во всем разобраться. Поэтому и нужны ценности. К сожалению, то, чего у нас пока еще нет в государстве – они очень нужны. Это в том числе и поможет родителям воспитывать своих детей.

Лихачева: Скажите, а это правильно, что вы сами искали – искали, искали, и в 43 года нашли? А дочку свою младшую вы сразу отдали в православную гимназию, тем самым определяя ее без ее на то согласия и участия. То есть он как бы лишена этого поиска изначально. Это правильно или неправильно?
Илиопуло: Как вы считаете, в 7 лет бурный поиск к чему-то может привести? Это же дети…

Лихачева: Нет, я хочу сказать, что это может привести к тому, что дальше этого поиска уже не будет. Я не знаю, хорошо это или плохо – я вас спрашиваю.
Илиопуло: Я думаю, это не страшно, потому что когда вы ребенка отводите в школу, вы же определяете его судьбу в какой-то степени. Вы могли бы этого не делать. Поэтому в этом возрасте, я думаю, что это и право, и ответственность родителя – решать за своего ребенка. Жизнь покажет, насколько это решение было правильным.

Лихачева: Знаете, если честно, очень хочется вот этот имидж положительного героя, о котором мы с вами сегодня говорим, немножко скорректировать. Поэтому я хочу вам вопрос задать.
Илиопуло: Приблизить к действительности.

Лихачева: Да, приблизить к действительности. Несмотря на то, что даже в 90-е годы, насколько я знаю, покопала информацию, ничего такого суперкриминального в вашей судьбе не происходило, но, тем не менее, я хотела бы вас спросить: а за что вам как-то неловко, может быть, до сих пор, когда вы вспоминаете и думаете: "Вот это вот как-то я зря"? Были такие периоды в жизни? Может быть, просто конкретные поступки?
Илиопуло: Мне было очень стыдно в школе, когда я был председателем пионерской дружины – была такая должность в школе – и уже, по-моему, лет пять висел на доске почета, и потом произошло такое событие: собрались ребята, похулиганили, в том числе какое-то участие в этом принимал я, и в итоге меня с позором сняли с доски почета школы. Это я помню, как я иду по третьему этажу, и на четвертом этаже была эта доска почета, и как наш учитель по труду молотком выбивал гвозди из этой самой доски почета. Вот такое воспоминание.

Лихачева: Ну, хорошо, ладно, отшутились.
Илиопуло: Нет, на самом деле, это действительно было.

Лихачева: А что касается вашей бизнес-деятельности?
Илиопуло: Что касается бизнес-деятельности? Я думаю, что много можно вспоминать ошибок, хотя, на самом деле, конечно, стараюсь вести себя правильно. Если говорить о себе, о своих недостатках, то, наверное, все же порой не хватает терпения, то есть где то проявляется, может быть, излишняя эмоциональность, может быть, южные крови здесь дают о себе знать. Все же здесь, я думаю, еще надо работать над собой – не только над этим, но над этим, с точки зрения бизнеса, в первую очередь.

Лихачева: То есть, вы такой очень темпераментный грек? У вас папа грек? Мама русская, а папа грек?
Илиопуло: Да. Если сравнивать меня с южными греками, то я не очень темпераментный. Потому что я сибирский грек. Может быть, поэтому – это немножко уравновешивает. Да, папа у меня грек, понтийский грек, а мама – русская, она из Нижнего Новгорода, в нижегородской деревне выросла она. Встретились они в Сибири, поженились, и вот там мы с сестрой родились.

Лихачева: Что делал грек в Сибири?
Илиопуло: На самом деле, здесь тоже судьба такая: сначала дедушка попал в Сибирь – это был 37-й год, к сожалению, очень многие там оказывались. А потом папа по распределению, закончил московский институт, а мама закончила Казанский университет.

Лихачева: А вы сейчас как-то поддерживаете эту тему в семье – именно греческую? Вы часто бываете в Греции? Язык, может быть, знаете?
Илиопуло: Мы любим всей семьей отдыхать в Греции, сейчас даже все изучаем греческий язык с семьей, и сыновья.

Лихачева: А папа тоже не знает?
Илиопуло: Папа, к сожалению, умер еще в 80-м году, и мне было 14 лет.

Лихачева: Извините.
Илиопуло: Ну, мама жива, тоже вместе с нами, и отдыхает вместе с нами часто. Конечно, эта тема меня волнует, я с удовольствием бываю в Греции. И вот четыре года назад мы организовали греческий культурный центр. Нашли прекрасного руководителя – это Теодора Янници, кандидат исторических наук, которая полжизни прожила в Греции, полжизни – в России. Она окончила Московский государственный университет, исторический факультет. И с помощью этой организации почти бесплатно сейчас около 600 человек изучают греческий язык в России, причем…

Лихачева: Современный греческий? Не древний – современный?
Илиопуло: Современный греческий язык. Причем всего 15% имеют какое-то отношение к греческим корням, а все остальные, 500 с лишним человек – это россияне, которые просто любят Грецию, интересуются ей. Это доставляет очень хорошие впечатления. Кроме языка, есть возможность заниматься греческим вокалом, греческими песнями, греческими танцами, постоянно проходят лекции по византийской истории, и не только византийской, архитектуре греческой тех времен – то есть все возможности погрузиться и в Древнюю Грецию, и в византийскую эпоху тоже.

Лихачева: Давайте вопросы с сайта. От Александра вопрос: "Считаете ли вы, что экономическое образование необходимо для ведения бизнеса в нынешнее время?" Такой вот вопрос.
Илиопуло: Ну, оно желательно, наверное. Может быть, изначально образование не обязательно, чтобы было экономическим, но в процессе ведения бизнеса можно все равно как-то дополнить свое базовое образование экономическим и финансовым, то есть это никогда не помешает, потому что все равно любое… В том же бизнес-инкубаторе: первый этап – это составление бизнес-плана. Бизнес-план – это еще и бюджет, поэтому ничего не понимая в этом, конечно же, очень сложно делать бизнес.

Лихачева: Еще вопрос: а где вы отдыхаете в Греции со своей семьей? То есть это, вообще, такой… Здесь аккуратнее, без рекламы, ладно? Просто, на самом деле, наверняка вы знаете хорошо эти места, мне даже самой интересно, в каком месте вы отдыхаете?
Илиопуло: На самом деле, мы стараемся… В Греции 777 обитаемых островов, поэтому у нас в семье есть такая большая карта, и после каждого отдыха мы отмечаем новую точку. Вот сейчас мы где-то побывали на 17-18 островах.

Лихачева: О, у вас впереди огромное количество отпусков.
Илиопуло: Да, есть еще время. Если с точки зрения рекомендации, то, конечно, очень интересные острова – это… На самом деле, они очень разные, имеют свое лицо – и маленькие, и большие. Даже разный климат, если говорить об островах Эгейского моря или Ионического моря. В основном россияне любят отдыхать на севере, потому что это более зеленые места, это Халкидики полуостров, это Корфу. Но тот, кто любит типично греческую действительность, в том числе древнегреческую – это острова Эгейского моря. Уникальный остров Санторини, куда со всего мира приезжают смотреть рассветы и закаты. Остров вулканического происхождения, поэтому есть что-то мистическое там. Об этом можно много рассказывать.

Лихачева: Да, наверняка: у вас сразу так глаза загорелись. В принципе, они у вас и не затухали, но сейчас они каким-то особенным светом загорелись. Последний вопрос: как вы думаете, чем принципиально отличается грек от русского? Вот я очень много слышала, что похожи, и правда, кстати, я чувствую, что очень многим похожи, у меня есть знакомые греки, и в Греции как-то даже чувствуется, что мы похожи чем-то. Но вот принципиальное различие какое, на ваш взгляд?
Илиопуло: На самом деле, тоже такой вопрос и простой и сложный, потому что, конечно, объединяют общие корни, и в российское время, когда был 16-й, 17-й век, греками называли всех православных.

Лихачева: Да, было такое.
Илиопуло: То есть, если с этой точки зрения, то вообще никаких отличий нет.

Лихачева: Ну, все-таки, есть же какой-нибудь одно?
Илиопуло: Сейчас, если говорить о том… Наверное, все же россияне, которые живут в России, на сегодняшний момент – более целеустремленные люди.

Лихачева: Ну, уж вы точно очень целеустремленный человек, несмотря на то, что вы наполовину россиянин, наполовину грек, живущий в России, слава богу. Спасибо вам большое.
Илиопуло: Вам спасибо.

Лихачева: В программе "Они сделали это!" сегодня был очень харизматичный, интересный гость – сооснователь и президент вам небезызвестной корпорации "Эконика" Андрей Илиопуло. Надеюсь, не в последний раз на "Финам FM". Это была программа "Они сделали это!". Я благодарю Анну Кореневу, продюсера этой программы. Также благодарю Анну, которая сегодня за пультом. Прощаюсь с вами до завтра. С вами была Елена Лихачева. Счастливо.

Давайте общаться
Оставьте здесь свою идею, пожелание, вопрос